Еще немного зимы и снега, или разговор о творчестве

Дата записи: 23 февраля 2008 года
Журнал: Сказки каждый день

Когда возвращаешься с очередного семинара, всегда рассказываешь о нем тем, кто там не был - йогам, не йогам, тем, кто недавно начал заниматься. Последние обычно задают такой вопрос: "А что эта поездка тебе дала? Что нового ты узнала?" - и ждут, что сейчас я поведаю о паре "новых методов чистки", о новом способе супер-медитации или еще о чем-то таком. А для меня последние несколько лет главное волшебство таких поездок - это новое пережитое состояние и... ответы на те вопросы, которые занимают мой еще не до конца спокойный ум. :) Ответы приходят разными путями: иногда - в медитации; иногда - из простого наблюдения за жизнью, а иногда @утолением жажды@ становятся слова другого человека.

Я не помню, какой рисунок Олега Майорова я увидела первым. Но точно помню, с какого у меня родилось понимание, что это настоящее творчество. Меня заворожил его знаменитый тетраптих - домик сказочного голубя (ну, вы, конечно, понимаете, какой голубь имеется в виду) в четыре разных времени года:

Сказочно... Да?

Потом мы несколько раз с Олегом эпизодически встречались на разных фестивалях, и, помнится, даже пели как-то вместе (о, для меня совместная песня - это нечто сакральное, почти породнение). Но никогда не говорили о творчестве. А тут на одном из семинарских вечеров, в перерыве между чудесными индийскими танцами, Олег прочитал несколько своих стихов. Чуть более патетичные, чем мы привыкли слышать; гораздо более возвышенные, чем нынче пишут. Стихи, обильно сдобренные подзабытыми словами, которые мы в общей массе давно уже разучились произносить, перейдя на "русский разговорный". Вот такие, например:

Завечеревшая звездная заводь.
Вершины деревьев – ее берега.
Ах, бултыхнуться б и плавать, и плавать
от понедельника до четверга.
От четверга до чудес воскресения,
и в воскресение выйти на брег
Обетованной Земли во спасение,
недосягаемой для передряг.
(сборник "Дом Бога")

По моему глубокому убеждению, такие стихи могут (и, наверное, иногда должны) писать все сахаджа йоги. То есть, все люди в принципе, но с пробужденной Кундалини - уж обязательно. Но почему-то не пишут. Вот это противоречие давно не давало мне покоя. И я потом к Олегу подошла и спросила: "Почему? Почему, зная, что нам открыт путь к источнику творчества, мы так редко из него черпаем?"

Кратко его развернутый ответ у меня получилось свести к двум тезисам:

1. Мы слишком мало читаем великих поэтов. Этому есть свое объяснение: да, пока человек ищет, он, как правило, читает довольно много. Потом находит - получает Самореализацию, чувствует пробуждение Кундалини, в голове его наступает свет и тишина - какое-то время не хочется нарушать эту благодать, продолжая беспорядочно поглощать знания. Читать мы начинаем гораздо меньше - и это закономерный процесс. Но потом... потом должен наступить момент, когда мы снова обращаемся к образчикам чистого творчества - и новым, одухотворенным взглядом способны уже по-другому прочесть их творения. Пушкин, Уильям Блейк, Шекспир, Тагор... Это не только чудно срифмованные строки, но и удивительный духовный опыт.

2. Забыв о классиках и мня себя лучшими переводчиками "с Божьего на русский", некоторые сахаджа йоги сами начинают слогать вирши. Воодушевлению нет предела, четверостишие следует за четверостишием, но вот поставлена точка, и выясняется, что избранный для стиха хорей спотыкается на каждой пятой строке, а некоторые слова употреблены в неверных значениях... Стих явно требует доделки, кропотливой работы над языком - и вот тут большинство начинает отчаянно защищаться: "Да, стихи мои корявы и нелепы, но зато посмотрите, какие вибрации! О, это было истинное вдохновение", и т.д. и т.п. В разных вариациях все это обычные оправдания творческой (или обычной человеческой) лени и гордыни. Настоящей работой занимается и музыкант, и танцор, прежде чем достигнет того уровня, на котором его творчество станет искусством. Поэзия - не исключение.

Олег закончил наш разговор на высокой ноте: в своем благородном стиле :) рассказал, как однажды слышал по телевизору рассуждения одного историка: "Посмотрите, - говорил тот, - сколько уникальных творческих личностей подарили человеку традиционные религии и вспомните хотя бы одного великого, вышедшего из секты (к обвинениям в сектанстве сахаджа йогам не привыкать). Для Олега эта фраза была откровением: образцы великого, истинного творчества - вот то мерило, по которому потомки судят о ценности того или иного духовного пути. Пожалуй, в этом есть толика справедливости.

Чистого всем творчества!

P.S.: ДОМ БОГА

Кочевали тучи, тяжелые, лохматые,
задевая за горы, искрились и грохотали,
оставляя туманы, пушистые, ароматные –
из них по ночам огни прорастали.

Рдел, краснее красного, мокрый шиповник.
Облетали деревья, дождю подражая.
Бродил вокруг да около тайный садовник –
собирал ветер дань с урожая.

И вдруг под вечер – в караване сумятица,
в прорехи ветхие хлынула патока.
А там, куда цеппелины цепляясь пятятся,
по сырому лиловому – радуга.

Ах, великолепно-то как! Но куда величественнее
осознавать, что в отштукатуренном сызнова
живет в белом замке Ее Величество,
Кем из Небытия Бытие вызволено.

И, точно детвора дворовая из-за спины художника
следит, очарованная, за движением кисти,
взирают на Господа былые безбожники
и от восторга трепещут, как листья.

Живописует Она на холстине без устали,
а ткут тот холст бездна и время.
А человеки – сосуды, полные Ее чувствами,
и на каждом золотом – Ее Имя.

Олег Майоров

     

Основная страница

Журналы

Содержание журнала
"Сказки каждый день"

Об авторах

Наши сайты